#!/usr/bin/php-cgi Книги о А.Пугачевой - Алка, Аллочка, Алла Борисовна

ДИРИЖЕР

"Прыжок в длину - 2,18 м, метание гранаты - 18 м.". В графе с результатами плавания и лазания по канату стоят прочерки. Почему-то Алла не поплавала и не полазала. А вот другие результаты, с которыми Пугачева Алла Борисовна закончила восьмой класс школы № 496. "Пятерками" были вознаграждены ее старания по литературе, рисованию, труду и - прошу заметить! - пению. Познания в области русского языка, алгебры, геометрии, истории, естествознания, физики были оценены в четыре балла. Ну и, наконец, по таким предметам, как черчение, география, химия, иностранный язык и физкультура Алле выставили "тройки". После восьмого класса, как уже давно было решено, Алла спокойно поступила в Музыкальное училище им. Ипполитова-Иванов а. К этому времени возвели его новое здание - прямо возле пугачевского дома в Зонточном переулке. Типовое Четырехэтажное строение, собранное по новому "блочному" методу. Алла выбрала дирижерско-хоровое отделение - при том, что все сулили девочке будущее блистательной пианистки (о пении тогда еще и речи не шло). Впрочем, то могло быть одним из первых проявлений ее непредсказуемости, ставшей позже притчей во языцех. Во всяком случае, этот выбор по сей день остается одной из загадок Пугачевой.
На курсе у Аллы собрались практически одни девицы - другого тут нечего было и ждать. Поэтому она с интересом присматривалась к симпатичному однокурснику Мише Шуфутинскому, и скоро они стали приятелями. (Там же в училище Алла познакомилась еще с Людмилой Зыкиной и Екатериной Шавриной - вот они-то как раз оказались на вокальном отделении. С Зыкиной особой дружбы не завязалось: все-таки она была уже известной певицей и вообще старше на двадцать лет. А с Шавриной Пугачева приятельствует по сей день.)
"Она бывала у меня дома, - с улыбкой вспоминает Шуфутинский, - и моя бабушка гоняла ее за короткую юбку".
С тем же Шуфутинским Алла иногда прогуливала занятия по какой-нибудь скучной политэкономии, и они шли или в стеклянное кафе возле пугачевского дома (оно еще сыграет свою роль в нашем повествовании) или просто на новый фильм - кинотеатр "Победа" тоже располагался неподалеку.
В училище был - да и по сей день остается - знаменитый подвал. Там тоже приютились учебные аудитории, в каждой из которых стоял рояль. Как и во всяком подвале, здешний климат отличался прохладой и сыростью, так что преподаватели старались избегать занятий в "подземелье".
Если случались перерывы между занятиями, то студенческая компания во главе с Пугачевой спускалась в подвали резвилась.
"Иной раз мы там и винишко попивали", - смеется Шуфутинский.
Алла садилась за рояль и начинала свое шоу. Она очень похоже и в то же время смешно изображала тогдашних кумиров - Эллу Фицджеральд и даже Луи Армстронга. Но лучше всего ей удавалась, разумеется, Эдит Пиаф. Пугачева, кстати, умела помимо прочего петь на разных "языках", что тоже невероятно забавляло окружающих. Она просто приду мыв ала иностранный текст, который очень походил то на французский, то на английский язык. Иногда таким образом у нее получались чуть ли не целые "импортные" песни.
Алла довольно быстро стала местной примой и иной раз позволяла себе дерзить педагогам. Одна из преподавательниц, работавшая в училище в то время, с улыбкой сказала мне, что Пугачеву хорошо помнит, потому что та была "страшная хулиганка". Другая, напротив, говорит, что "никакой особой яркости в Алле не замечала. Но голосок у нее был хороший. Впрочем, у нас же исключительно классический репертуар, так что впоследствии она очень смело и резко изменила направление".
Специальности хорового дирижера ее обучал Игорь Иванович Тупиков.
"В ней тогда уже наблюдались задатки лидера, - говорит Игорь Иванович. - Она всегда организовывала все студенческие капустники. При этом Алла очень хорошо училась и прекрасно работала с хором".
В 1980 году Тупиков с семейством отдыхал в Сочи. Как-то они увидели афишу Аллы Пугачевой, и супруга с дочерью Игоря Ивановича пожелали непременно посетить концерт звезды. Но когда они обратились в кассу, то билетов уже не обнаружили.

Ни на что особо не надеясь. Тупиков раздобыл гостиничный телефон Пугачевой и позвонил:
- Здравствуй, Алла, ты помнишь Игоря Ивановича из училища? - Да, конечно!.
Тупиков изложил просьбу, и звезда ответила: - Нет проблем. Я скажу администратору, чтобы он дал вам билеты. После концерта Игорь Иванович пробрался за кулисы поблагодарить бывшую ученицу, и та, по его словам, общалась с ним столь же почтительно, как некогда в аудиториях училища.
В училище Алла начала покуривать. Этим она тоже занималась в подвале, хотя ректор Ипполитовки Елена Константиновна Гедеванова применяла самые строгие меры к нарушителям дисциплины. В частности, нередко у входа студентов встречал патруль из педагогов в главе с самой Гедевановой. Если она считала, что у девушки слишком короткая юбка, а у юноши слишком длинные волосы, то отправляла "исправиться", а в журнале фиксировала "прогул".

Но к "хулиганке" Пугачевой Гедеванова относилась не то, что снисходительно, а почти что с любовью. Во многом благодаря именно Елене Константиновне Алле прощались конфликты с преподавателями, долгие отлучки на гастроли. Причем на последних курсах эту беспокойную студентку, которая уже делала эстрадную карьеру, собирались даже выгнать.
Некоторые преподаватели всерьез уверяли меня, что так оно и было, что Пугачева не закончила Ипполитовку. Но они ошибались.
Еще одним приятелем Аллы в училище стал Миша Глуз, который правда, поступил туда на два года позже. (Теперь Глуз руководит еврейским ансамблем "Тумбалалайка".)

"Пугачева уже превратилась в звезду нашего заведения, - рассказывает он, - и с ней очень непросто было подружиться.
Почти каждый день после занятий мы большой компанией собирались у нее дома. Слушали какие-то пластинки. Попутно съедали все, что находили на столе: родители Аллы нас очень хорошо принимали.
К капустникам она готовилась очень основательно - сценарий начинала писать месяца за два. Она же сочиняла для них и песни. Кстати, некоторые ее песни, зазвучавшие лишь в последние годы, были написаны ею еще тогда - для капустников".
Вместе с Глузом Алла как-то записала на магнитофон свои песни, но поскольку никакой особой ценности в этих пленках он не видел, то записи просто потерялись.
(В 1995 году, когда Пугачева будет готовить издание своей "Коллекции" - почти полного собрания исполненных ею песен, она обратится к Глузу с просьбой найти эти материалы, но тщетно.)
Кстати, занятно: мама Миши Глуза работала в Москонцерте, и одним из ее подопечных был певец Бедрос Киркоров. Когда у того в апреле 1967 года родился сынишка Филипп, она поздравила Бедроса в числе первых.
Родители приносили домой пластинки - Утесова, Шульженко, Эллу Фицджеральд.
Однажды - Алле уже было лет девятнадцать - кто-то дал послушать пластинку французской певицы. Алла сначала даже не прочла толком, как произносится ее имя. Завела трескучий черный диск и обомлела. Женщина с вибрирующим прокуренным голосом пела: "Non je ne regrette nen..." "Эдит Пиаф" - прочитала Алла, поднеся к глазам обложку. "Я ни о чем не жалею".
Пластинка доиграла, девушка поставила ее тут же второй раз. Потом она весь вечер повторяла шепотом нараспев: "Эдит Пиаф... Эдит Пиаф..."
... Когда через несколько лет в какой-то компании один пылкий юноша воскликнет: "Ну почему у нас нет своей Эдит Пиаф?". Алла, дивясь собственной дерзости, ответит: "Есть! Она - во мне! Просто еще не поет..."
... Однажды Алла вернулась из училища и твердо сказала маме:
- Я не хочу быть дирижером, я буду певицей.
- Какой еще певицей, дочка? Их вон сколько. А с твоей специальностью ты всегда на жизнь заработаешь.

следующая глава

оглавление

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100